Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

"Храбрости недостаточно"

Цитирую по Мишелю Гойе (а тот цитирует книгу 1935 года).
"В июне 1914 года в ходе учений, генерал Франше д'Эспере поставил перед полковником, командубщим кавалерией его корпуса, тактическую задачу, и поинтересовался как полковник будет действовать.
"Я атакую", был ответ.
"А ваши пулеметы? Как вы поступите с ними?"
"Они атакуют вместе со мной!"

Через несколько недель, 25 августа, этот полковник угодил в пулеметную засаду, и поги под копытами коней".

Всего лишь пример к "главное - это яйца", "смелость позволяет захватить инициативу", и прочему красивому - но не учитывающему, что если противник подготовился к отстреливанию яиц, то ваша смелость может лишь дать возможность показать, что он не ерундой во время подготовки занимался.

Стереотипное

Средний добропорядочный американец к началу 1778 года француза в глаза не видел. Но слышал вполне предостаточно чтобы составить впечатление - "уродливое бледное отродье, питающееся лишь лягушками и улитками".
"Первым подтверждением французской военной помощи стал фрегат "Нимф" под командованием шевалье де Сэнневилля, прибывший в Бостон 5 мая 1778 года... Эта странная порода людей (французов) весьма интересовала их (американцев) Некоторые отказывались верить своим глазам, свидетельствующим что Сэнневиль и его команда выглядели как вполне нормальные люди, и распускали слухи, что французов застали за охотой на лягушек в Бостонском городском парке".
Sam Willis: The Struggle for Sea Power

Происхождение чуда

"В 1911 году французская обществен­ность была шокирована опубликованны­ми цифрами: за 15 предшествовавших лет Германия потратила на флот примерно 100 млн. фн. ст. и стала второй морской державой мира. Во Франции за это же время аналогичные расходы составили 152 млн. фн. ст., но при этом ее флот пе­реместился со второго места на четвер­тое!"

Сенсации сто с гаком лет, собственно фразе - 17 лет, но в "германское чудо" всё ещё верят, и до сих пор на него ссылаются. Отдельные цифры общую идею получения таких результатов показывали, но провести подсчёты по предвоенным годам руки не доходили. Зато дошли у Дэвида Стивенсона (конкретно - David Stevenson, Armaments and the Coming of War: Europe, 1904-1914) за что ему и спасибо. Ну и тем, на чьи работы он ссылается, естественно тоже спасибо.
Отбрасывая "дотирпицевский" период - когда германский флот был куда скромнее французского, и продляя период до 1913 года, получаем следующее.
С 1900 по 1913 германский морской бюджет превзошёл французский на 15 процентов. С 1907 (когда речь уже пошла о дредноутах) по 1913 - уже на 26%.
Непосредственно на кораблестроение немцы потратили на 56% больше чем французы. С 1907 по 1913 - на 87%.
Средняя доля кораблестроения в немецком бюджете - 53%. Во французском - 40%. С 1907 по 1913 - 62 и 42%.

При всех французских промахах секрет "немецкого чуда" в общих чертах довольно прост - откажитесь от обширного представительства в колониях, держите побольше кораблей в резерве, и главное - накачайте кораблестроительные программы деньгами. Ну а потом затопите всё в Скапа-флоу, но это уже другая история.

Гонка дружбы стран Балтийского моря - 3

Этап 2 - Дания

Всё ещё день 8


Первым населенным пунктом оказался Ренс - малюсенький городок с музеем, посвященным постоянному переходу этого региона из рук в руки и жандармским училищем. Затем проехал через Фрослев - где, к немалому удивлению, обнаружил памятник погибшим в Первой мировой - в котрой Дания, вообще-то, была нейтральна. Уже потом сподобился узнать, что после 1864 Германии отошёл не только Шлезвиг, но и Южная Ютландия - с Ренсом, Фрослевом; вернулся регион в состав Дании лишь в 1920, и в Первую мировую жители честно впахивали на фронтах за кайзера; русские же пленные за них на местных полях. Граница тогда проходила в 80-90 километрах севернее.


Collapse )

Честная работа

Гэвин Лайалл - писатель, вроде как не сильно известный, что с моей точки зрения несправедливо, потому как в соотвествии с ней он отличный претендент на звание лучшего автора остросюжетных романов второй половины 20 века.

Однако второй - и последний - цикл Лайалла я до сих пор не читал; издавали его еще в начале 90-х, и в результате ценник на хардкопи был откровенно конский. Теперь Амазон подсуетился и

можно прочитать не чувствуя жабьих лапок на своем горле. Следующие три - в очереди.

Резюме: поначалу Лайалл, решив вместо близких и знакомых ему реалий 60-70-х годов уйти в начал 20 века, спотыкался, но уже к началу второй трети книги набрал ход и понесся уже занкомы своим фанатам аллюром. Возможно, что немного набрав язвительности, но это никоим образом не в минус. Роман для самого Лайалла просто крепкий, не выдающийся, но помним - множеству других авторов пришлось бы продать дьяволу душу или хотя бы почку, чтобы к такому уровню приблизиться. Учитывая, во что к концу карьеры скатился другой претендент (Маклин) - это не может не радовать.

Долгая игра в прятки

В 1914 году во время сражения у Ле Като рядовой 11 гусарского полка Патрик Фоулер был отрезан от своих, и спрятался от немцев в лесу. Позднее он был обнаружен местным, который вместо того чтобы сдать британца немцам, решил спрятать его у своей тещи, мадам Бельмон-Гобер, живущей в городишке Берри, в 30 км от бельгийской границы. Ты выделила англичанину для укрытия на случай непредвиденного визита немцев платяной шкаф. Проблемы начались чуть позже, когда на постой к мадам Бельмон-Гобер определили немецких солдат. В результате Фоулер вынужден был большую часть времени сидеть в шкафу тише мыши, в одной комнате с несколькими немцами, получая хоть какую-то свободу перемещения лишь ночью. Просидел он в этом шкафу до октября 1918 года, когда наступающая английская армия освободила Бертри.
Как многие жители оккупированных территорий, после войны мадам Бельмон-Гобер оказалась в крайне стесненном финансовом положении. Однако, по счастью, британцы не только наградили ее орденом (было за что: укрывавших английских солдат при разоблачении частенько расстреливали) и оплатили постой Фоулера из расчета два пенса в день за без малого четыре года, но еще и за солидную сумму выкупили шкаф, который сейчас выставлен в полковом музее в Винчестере.

Коммандан, так всё таки куда мы плывём?


За время 9-дневного перехода из Момбасы в Карачи (1914 год) в корабельном журнале французского крейсера появилось шесть вариантов написания конечного пункта маршрута. Karatchi, Kurachi, Kouratchi, Kurratshi, Karrachi, Kuratchi. Иногда понять куда французы заходили вообще не удается - даже если название с тех пор сохранилось. А уж если поменялось...

Не проникшийся

Потери, понесенные французской армией в в первые же месяцы Мировой войны вынудили рукеоводство Третье республики обратиться к человеческим ресурсам колоний, в частности - Западной Африки. Конечно, такое обращение не было прямым аналогом прежнего набора рабов на плантации в Новом Свете, но жестких мер и злоупотреблений при этом хватило, чтобы вызвать недовольство местного населения, местами переходящее в восстание.
Учитывая, что отвлекать силы на подавление таких выступлений не хотелось, а также в связи с временным заходом звезды проповедника "черной силы" генерала Манжена, было решено приостановить вербовку жителей Западной Африки, Для исправления же последствий в 1917 году решили назначить нового генерал-губернатора. Выбор пал на Жоста ван Волленховена, в тот момент тянувшего на фронте лямку лейтенанта в полку Колониальной пехоты Марокко (RCIM). Этот уроженец Голландии к тому моменту успел получить французское гражданство, послужить в зуавах, стать преподавателем "Колониальной школы" - училища для подготовки управленческих кадров в колониях, побыть шефом кабинета при двух министрах, на некоторое время занять пост генерал-губернатора Индокитая, и за неполных три года службы на фронте быть несколько раз раненым и отмеченным в приказах командования.
Прибыв в Дакар в июне 1917 ван Волленховен быстро убедился, что вербовка солдат не принесла колонии ничего хорошего. Более того, он довольно резко попросил министра колоний от этой практики в дальнейшем отказаться - "Вы приносите стране огонь и кровь. Вы разрушите ее без всякого результата" - и, насколько мог, попробовал возместить нанесенный урон.
Тем не менее, с приходом на пост премьер-министра Жоржа Клемансо, немедля озвучившего свое кредо - "я веду войну" - было решено продолжить вербовку. На сей раз она велась под руководством первого чернокожего депутата французского парламента - Блэза Дианя. Применяемые методы оказались куда мягче, вознаграждение - выше; благодаря этому удалось даже превзойти план, не вызывав чрезмерного недовольства туземцев. Однако ван Волленховен, вместо того чтобы как "любой нормальный человек" проникнуться важностью момента и начать делать что сказано - возмутился, попытался воспротивиться, и в итоге ушел в отставку. После чего вернулся в свой полк, на сей раз уже в звании капитана, и в июле 1918 во время наступления армии генерала Манжена был смертельно ранен у Монгобера. А надо было всего-то - "ну вы же понимаете" - промолчать.

Растянувшееся удовольствие



На все 120 часов. А попросту говоря - доиграл драгонэйджевскую инквизицию. Понятно что игра года, все дела, но тем не менее - сперва о минусах.

Первый и главный - главная сюжетная линия проигрывает первым двум.
Если Ориджинс отличала атмосфера полного п..., отягощенного бардаком, который как по заказу умудрились устроить разумные расы, если двойка была пронизана осознанием тщетности усилий главного героя - то Инквизиция в эмоциональном плане как-то не забирает. В общем - ни отчаяния, ни апокалипсиса, ни даже особой беды. Главгад на реального творца апокалипсиса и погубителя всего живого не тянет. Наше дело правое, нас много, соберемся и уроем. Потому что мы - Инквизиция.
При этом каждый отдельный сюжетный квест сам по себе как минимум вполне приличен, твист с эльфийскими богами вообще отменен.
Второй - персонажа на уровне Морриган и даже Лелианы так и не придумали. Что на фоне вновь появившейся Морриган очень заметно.
Третий - большинство диалогов, проходящих не в режиме "ролик на движке", смотрится попросту странно. Ладно что никакой лицевой анимации - так стоят чуть не бок о бок два персонажа и дубовыми голосами что-то выспреннее произносят.
Озвучка, кстати, вообще не самая сильная сторона "Инквизиции", что на фоне предыдущих работ удивляет. Ролики обычно озвучены неплохо, все остальное - довольно дубово. Что, впрочем, не преминули обстебать сами создатели устами Варрика.
Четвертое - разрекламированная столица Орлэ по размерам оказалась схожа с рыночной площадью Денерима, по богатству квестов - скорее с будкой перевозчика на озере Каленнад. С Киркволлом вообще никакого сравнения - какая-то "Мега-Дыбенко", а не столица Империи.

На этом из заметных минусов, пожалуй, всё. В остальном - плюсы. Диалоги между сокомандниками по прежнему доставляют, да и сами сокомандники - пусть и уступают лучшим биоварьским образцам - очень даже приличны. Лут и крафтинг - опять же хорош, сказал бы что лучше скайримовского. Мир - большой и красивый. Несюжетные квесты "подай-принеси" большей частью скучноваты, но это скорее неизбежно, и много времени они не занимают. Бои - особенно с драконами - от "неплохо" до "очень хорошо". Клиффхэнгер позволяет смотреть в будущее с оптимизмом.
Вывод - работа над ошибками после второй части проведена удачно, остается ждать аддонов. Ну и четвертой части - главное, чтобы с ней не поторопились и в спешке не налажали.

Военно-патриотическая продукция

Случайно попалось на глаза.
Начало 20 века. открытки - далеко не весь набор - с портретами таких вот серьезных мужчин.

01
02
03
04
05
06
07
08
09
10

Дабы не гадать - французские адмиралы, так сказать - крем де крем флота.

А теперь - вопрос. кто такие открытки выпустил? Сразу скажу, что это не из набора открыток "герои французской республики" для продажи в книжных магазинах и киосках "французпечать"

Для тех кому неохота отгадывать и ждать ответа

[Обратная сторона открытки]revers